Дайте ей зелёный, светофоры

Ирина Баринова / Чита историческая, 08:30, 24 февраля
Дайте ей зелёный, светофоры
Фото: www.severinform.ru

«Язва венерическая - как мзда развратности»

Забайкалье изначально было отсталым краем. В плане медицины – тем более. Много человеческих жертв уносили цинга, губительные эпидемии оспы, холеры, тифа.

Главными лекарями того времени были шаманы, вещуны, знахари и бабки-ворожеи, о которых сибирский историк, публицист и основоположник краеведения Пётр Словцов писал так: «Тогда диеты не знали, лекарей не приглашали, да и что за лекаря были? Лечились травами, по преданиям старушьим. Баня, или мыльня, считалась главнейшею лечебницей. Язва венерическая - как тайна стыдливости, редко - как мзда развратности, распространялась без вины и без ведома не только в целой семье, но и в соседях. История, зная неуменье того времени, конечно, посовестится бесславить поколение, в недуге, горе и стыде погасшее».

В очередной раз – спасибо декабристам! По именному распоряжению Николая I врачу-декабристу Фердинанду Вольфу было дано право оказывать медицинскую помощь. И он её оказывал - лечил не только товарищей по заключению, но и местных жителей. В 1827 году, 190 лет назад, в Чите по инициативе жён декабристов был открыт первый лазарет.

В 1892-м, когда вспыхнула эпидемия сыпного тифа, в Чите на шесть тысяч населения имелись в наличии тюремная больница и военный полугоспиталь, куда горожанину можно было попасть за немалые деньги. Кстати, средняя продолжительность жизни в Российской империи тогда составляла 32,3 года.

Через два года на окраине города появилась лечебница (прародительница Читинской городской клинической больницы №1) на 10 коек – две женских и восемь мужских. Доктор Арон Шлиомович лечил не только её пациентов, но и бесплатно вместе с лекарским помощником Николаем Степановым посещал больных на дому. Через три года «больничку» возглавил доктор медицины, врачебный инспектор Забайкальской области Александр Дмитриевич Давыдов. Это он способствовал открытию Общины сестёр милосердия, больницы Красного Креста и первого рентгеновского кабинета. В 1907 году городская больница насчитывала уже 110 мест, имела лабораторию, инфекционное и родильное отделения.

26 копеек – столько в среднем отпускало царское правительство на лечение одного человека в 1909 году. При этом на одного врача в Забайкалье приходилось 12600 жителей, в сельской местности – 24300.

Так что имена врачей Арона Цейтлина и Петра Флегонтова, фельдшера Дмитрия Горячкина, медсестры Валентины Павлуцкой в начале прошлого века знала вся Чита.

Повивальные бабки

Из 27 экзаменовавшихся учениц повивальной школы на звание повивальной бабки выдержали экзамен 26 уч., в том числе 8 с отличием, одной назначена переэкзаменовка.

«Забайкальская новь», 16 сентября 1911 г.

Со скоростью кареты

Днём медицинскую помощь в старой Чите ещё можно было получить - на дому пациентов обычно обслуживали доктора, имеющие частную практику, и врачи из «больничек». А вот ночью находившимся дома «острым» больным рассчитывать приходилось исключительно на собственные силы.

Но пришло время, и 27 февраля 1927 года пункт неотложной помощи был организован на базе амбулатории первой городской больницы «с правом пользования ожидальней, перевязочной, двумя временными койками и комнатой для медперсонала». Скорая помощь функционировала круглые сутки с тремя врачами, дежурившими в три смены. Состав смены: один врач, получавший 150 рублей, одна фельдшер-акушерка с зарплатой в 69 рублей и по одному кучеру и ночному дежурному санитару, которым платили по 33 рубля в месяц.

«Карета скорой помощи» - сегодня уже не услышишь такого словосочетания, а тогда транспортом для бригады служили именно кареты с конной упряжкой.

Из протокола решения Горздрава, Дорздрава и РОКК от 15 февраля 1927 г.

Транспортные средства:

Приобретение 3-х лошадей по 400 руб. каждая, пароконной упряжи - 180 руб., для кареты скорой помощи использовать архиерейскую карету и просить санитарную двуколку у Военведа, в том случае если не представится возможным по каким-либо соображениям приобрести автомобиль или автобус.

Предусмотреть расходы на спецодежду, носилки, спецоборудование (врачебный набор, акушерская сумка), ремонт сбруи, экипажа, ковка лошадей и содержание последних, непредвиденные расходы в пределах 15 руб. в месяц.

Карет было две. Каждая оснащалась укладкой с медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом. Больные, нуждающиеся в стационарной медпомощи, доставлялись в ближайшую больницу. Вызов фиксировался в специальном журнале, где указывались данные обслуживаемого пациента, какой вид помощи был ему оказан, куда и в какое время он был доставлен. Первый руководитель читинской скорой помощи - Абрам Вульфович Сегельман, до этого заведовавший городским отделом здравоохранения.

Из памяти народной

В 1927 году разъездными врачами были Фишева, Поварова, Назарова

В 1928 году - доктор Ковнацкий

В 1932 году - врачи Малышева и Пантелеева

В 1933 году было 9 разъездных врачей

В 1940 году работало 5 машин скорой помощи

Трудно поверить, но конные кареты служили докторам и после войны – до 1947 года. В то время на станции работало три суточных врачебных бригады. 70 лет назад, 7 февраля 1947 года, приказом горздравотдела скорая помощь была выделена в самостоятельную единицу здравоохранения.

…В Чите сохранилось немало старинных домов. Здание под №37, расположенное по улице Сунгарийской (ныне Костюшко-Григоровича), принадлежавшее домовладельцу Сабурову, в 1922 году было конфисковано, оценено в 56 тысяч рублей и объявлено достоянием Дальневосточной Республики.

Сегодня здесь Главное Управление МЧС России по Забайкальскому краю

30 лет этот красивый дом отдавали в аренду разным учреждениям, а в начале 1957 года Читинский городской совет депутатов трудящихся передал его горздраву для размещения скорой помощи и травмпункта. Руководил коллективом тогда Самуил Дехтярь.

В начале шестидесятых годов здесь работало шесть круглосуточных медицинских бригад, а штат составлял 73 человека, в том числе 28 врачей. А в 1965-м станция имела уже специализированные бригады – кардиологическую, педиатрическую, реанимационную, токсикологическую, чтобы в 1982 году переехать в новое здание на улице Нагорная, 100.

Дословно

Николай Коновалов, главный врач ГБУЗ «Станция скорой помощи»:

Сегодня станция скорой помощи - одно из главных звеньев системы здравоохранения, где трудятся опытные и преданные своей профессии медики, ежедневно, в любом месте и в любое время суток, спасающие жизнь сотням людей. В составе службы центральная станция и четыре подстанции. Учреждение располагает 24 бригадами, которые работают круглосуточно, оказывая неотложную медицинскую помощь в полном объеме и в самые ранние сроки. В коллективе более 120 врачей, 200 средних медицинских работников, 15 санитаров и 126 водителей. Ежегодно в Чите мы обслуживаем в среднем свыше 100 тыс. вызовов.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Обманутые дольщики "воюют" с автостоянкой за землю
Общество -
Обманутые дольщики "воюют" с автостоянкой за землю

У читинских обманутых дольщиков забрезжила надежда обрести, наконец, долгожданные квартиры, когда летом прошлого года губернатор Наталья Жданова выделила под строительство дома участок в микрорайоне Северный. Казалось бы – есть земля, есть застройщик, готовый приступить к работе, но злоключения обездоленных читинцев не закончились. Место под дом заняла частная автостоянка, хозяина которой никто не может найти. Детский сад, школа, рядом магазины и остановки общественного транспорта. Место для возведения дома для обманутых дольщиков – самое что ни на есть удачное. Вот только территория оказалась занятой. Причем, произошло это в обход распоряжения губернатора Натальи Ждановой, которая распорядилась передать участок под застройку дома. Однако здесь, вот уже несколько лет находится, автостоянка, и уходить с насиженного места владельцы не спешат.   Марина Зайцева, глава инициативной группы обманутых дольщиков: «Эта постройка самовольная. Она нигде не зарегистрирована, права собственности нет. Земля принадлежит государству, государство передало застройщику. Даже договора арендных отношений нет ни с кем. Ни чеки не выдают, деньги нигде не учтены. Отдаешь 150 рублей в боксы. По нашим грубым подсчетам, в месяц получается 500 тысяч рублей нигде не учтенных денег».   При этом, хозяйка автостоянки не является на судебные заседания, ссылаясь на то, что имущество это она уже перепродала третьим лицам. А судебный пристав, которая обязана была провести работы по освобождению участка, никаких мер по возвращению земли государству, видимо, не принял.   Марина Зайцева, глава инициативной группы обманутых дольщиков: «Поэтому мы в налоговую инспекцию еще обратились, чтобы камеральную проверку провели. Поэтому мы 30-го числа пойдем к главному судебному приставу, пойдем на прием к прокурору края по данному вопросу. И может они нас услышат»   А пока владелец автостоянки тянет время, не являясь на судебные разбирательства, застройщик не может приступить даже к подготовительным этапам возведения дома для дольщиков.   Сергей Филонич, застройщик: «Мы сегодня даже не можем выполнить проектные работы и пройти экспертизу, пока не решен вопрос со строительным участком. Мы должны зайти на территорию автостоянки, сделать геологические изыскания. Пока существует стоянка, мы не можем этого сделать»   И пока машины стоят в уютных боксах, 30 человек вот уже 10 лет не могут получить свои квартиры.   Артём Кондратьев, Николай Шунков

В Забайкалье негде «хоронить» мусор
Общество -
В Забайкалье негде «хоронить» мусор

В 2017-м, году экологии в России, Забайкалье столкнулось с огромной проблемой. Из-за изменений в законодательстве, по-старому хранить отходы уже нельзя, а для постройки отвечающих всем новым требованиям полигонов одной территориальной схемы недостаточно. «Мусорная проблема» уже неоднократно обсуждалась на разных уровнях, и стала поводом для митингов недовольных забайкальцев. К вопросу подключились и активисты регионального штаба ОНФ. По плану регионального минприроды, к 2026 году в Забайкалье должно появиться 35 мусоросортировочных станций, 29 площадок для временного размещения Твердых Ккоммунальных Отходов и 7 полигонов для их захоронения. Первый из них должны построить рядом с Атамановкой. Участок этот подбирали по требованиям нового законодательства. Учли все, кроме мнения самих жителей. За месяц против строительства полигона оставили подписи почти 4 тысячи человек – это больше половины населения пригородного посёлка Жители Атамановки: «Это же нас касается, наших детей. Наше будущее тут, внуки. Дом тут у меня, квартира. Как же я буду жить тут, в этой помойке?»  «Сейчас если весь город сюда будет возить, это же вообще невозможно!». То, что полигон предполагает сортировку и обеззараживание мусора, людей волнует мало. В захоронение отходов по правилам они не верят – сказывается опыт прошлых лет, когда зловонный дым от горящих отходов накрывал даже Читу. Сейчас, по мнению Роспотребнадзора, со сменой организации, которая обслуживает свалку, ситуация улучшилась. Однако люди по-прежнему переживают за экологическую обстановку. Андрей ХАРИН, сопредседатель регионального штаба ОНФ:  «Люди говорят и о качестве воды в Атамановке. Оно ухудшается из года в год. Потому что тот водозабор, который находится выше поселка Атамановка, он проходит именно в том месте, где расположена и старая свалка, и в будущем – полигон». Специалисты также обращают внимание на то, что многие не захотят платить деньги за сдачу мусора. И будут наполнять им окрестный лес. Андрей ХАРИН, сопредседатель регионального штаба ОНФ:  «Уже несколько раз мы указывали на то, что полигоны в лесной зоне неэффективны. Потому что на сегодняшний день подъезды из леса, они могут быть отовсюду. То есть кто-то доехал, кто-то не доехал». Против полигона людей настроило и то, что там будут принимать мусор из Читы, Читинского и Карымского районов. Примерные объемы отходов, которые повезут к ним, жители Атамановки оценили после закрытия свалки в Ивановке.  Сергей ФЕСЮК, зам.главы Читинского района:  «Проблема возникла, я считаю, из-за этих непродуманных действий, которые возникли с закрытием ивановской свалки. Они, конечно, спровоцировали эту волну общественности. Ну кому захочется иметь рядом с собой такую свалку, как ивановская?». Сейчас, после нескольких недель простоя, свалка в Ивановке вновь заработала. Удалось найти лазейку в законе, и использовать ее как площадку для временного хранения отходов. В идеале, и будущий полигон можно было бы построить там. Антон ПОНОМАРЕНКО, генеральный директор ОАО «Забайкалспецтранс»:  «Сколько писем было написано администрации города, Анатолию Дмитривичу, что эту проблему надо решать. Проблема простая – никто в 61-ом году не изменил расстояний – 11 километров. В ГРОРО не внесли, не получили лицензию, остановились». Перевести пути отходов по направлению в Ивановку мешает близость аэродромов. Расстояние до них должно составлять не менее 15 километров. Да и в целом, критериев для выбора места расположения полигона – множество. Так что альтернативу найти будет непросто. Тем более что районы своих вариантов региональному минприроды не предлагали. В любом случае, дни забайкальских свалок в их нынешнем виде сочтены. Сейчас и инвесторы, и чиновники ждут завершения целого ряда экспертиз по участку в Атамановке. Однако если людей не переубедят, то никакого полигона вблизи поселка, скорее всего, не появится. И куда через год отправится забайкальский мусор, на полигоны, в другие регионы, или в ближайший лес пока не берется предсказать никто. Алена Ведерникова, Максим Лобачев