Дайте ей зелёный, светофоры

Ирина Баринова / Чита историческая, 08:30, 24 февраля
Дайте ей зелёный, светофоры
Фото: www.severinform.ru

«Язва венерическая - как мзда развратности»

Забайкалье изначально было отсталым краем. В плане медицины – тем более. Много человеческих жертв уносили цинга, губительные эпидемии оспы, холеры, тифа.

Главными лекарями того времени были шаманы, вещуны, знахари и бабки-ворожеи, о которых сибирский историк, публицист и основоположник краеведения Пётр Словцов писал так: «Тогда диеты не знали, лекарей не приглашали, да и что за лекаря были? Лечились травами, по преданиям старушьим. Баня, или мыльня, считалась главнейшею лечебницей. Язва венерическая - как тайна стыдливости, редко - как мзда развратности, распространялась без вины и без ведома не только в целой семье, но и в соседях. История, зная неуменье того времени, конечно, посовестится бесславить поколение, в недуге, горе и стыде погасшее».

В очередной раз – спасибо декабристам! По именному распоряжению Николая I врачу-декабристу Фердинанду Вольфу было дано право оказывать медицинскую помощь. И он её оказывал - лечил не только товарищей по заключению, но и местных жителей. В 1827 году, 190 лет назад, в Чите по инициативе жён декабристов был открыт первый лазарет.

В 1892-м, когда вспыхнула эпидемия сыпного тифа, в Чите на шесть тысяч населения имелись в наличии тюремная больница и военный полугоспиталь, куда горожанину можно было попасть за немалые деньги. Кстати, средняя продолжительность жизни в Российской империи тогда составляла 32,3 года.

Через два года на окраине города появилась лечебница (прародительница Читинской городской клинической больницы №1) на 10 коек – две женских и восемь мужских. Доктор Арон Шлиомович лечил не только её пациентов, но и бесплатно вместе с лекарским помощником Николаем Степановым посещал больных на дому. Через три года «больничку» возглавил доктор медицины, врачебный инспектор Забайкальской области Александр Дмитриевич Давыдов. Это он способствовал открытию Общины сестёр милосердия, больницы Красного Креста и первого рентгеновского кабинета. В 1907 году городская больница насчитывала уже 110 мест, имела лабораторию, инфекционное и родильное отделения.

26 копеек – столько в среднем отпускало царское правительство на лечение одного человека в 1909 году. При этом на одного врача в Забайкалье приходилось 12600 жителей, в сельской местности – 24300.

Так что имена врачей Арона Цейтлина и Петра Флегонтова, фельдшера Дмитрия Горячкина, медсестры Валентины Павлуцкой в начале прошлого века знала вся Чита.

Повивальные бабки

Из 27 экзаменовавшихся учениц повивальной школы на звание повивальной бабки выдержали экзамен 26 уч., в том числе 8 с отличием, одной назначена переэкзаменовка.

«Забайкальская новь», 16 сентября 1911 г.

Со скоростью кареты

Днём медицинскую помощь в старой Чите ещё можно было получить - на дому пациентов обычно обслуживали доктора, имеющие частную практику, и врачи из «больничек». А вот ночью находившимся дома «острым» больным рассчитывать приходилось исключительно на собственные силы.

Но пришло время, и 27 февраля 1927 года пункт неотложной помощи был организован на базе амбулатории первой городской больницы «с правом пользования ожидальней, перевязочной, двумя временными койками и комнатой для медперсонала». Скорая помощь функционировала круглые сутки с тремя врачами, дежурившими в три смены. Состав смены: один врач, получавший 150 рублей, одна фельдшер-акушерка с зарплатой в 69 рублей и по одному кучеру и ночному дежурному санитару, которым платили по 33 рубля в месяц.

«Карета скорой помощи» - сегодня уже не услышишь такого словосочетания, а тогда транспортом для бригады служили именно кареты с конной упряжкой.

Из протокола решения Горздрава, Дорздрава и РОКК от 15 февраля 1927 г.

Транспортные средства:

Приобретение 3-х лошадей по 400 руб. каждая, пароконной упряжи - 180 руб., для кареты скорой помощи использовать архиерейскую карету и просить санитарную двуколку у Военведа, в том случае если не представится возможным по каким-либо соображениям приобрести автомобиль или автобус.

Предусмотреть расходы на спецодежду, носилки, спецоборудование (врачебный набор, акушерская сумка), ремонт сбруи, экипажа, ковка лошадей и содержание последних, непредвиденные расходы в пределах 15 руб. в месяц.

Карет было две. Каждая оснащалась укладкой с медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом. Больные, нуждающиеся в стационарной медпомощи, доставлялись в ближайшую больницу. Вызов фиксировался в специальном журнале, где указывались данные обслуживаемого пациента, какой вид помощи был ему оказан, куда и в какое время он был доставлен. Первый руководитель читинской скорой помощи - Абрам Вульфович Сегельман, до этого заведовавший городским отделом здравоохранения.

Из памяти народной

В 1927 году разъездными врачами были Фишева, Поварова, Назарова

В 1928 году - доктор Ковнацкий

В 1932 году - врачи Малышева и Пантелеева

В 1933 году было 9 разъездных врачей

В 1940 году работало 5 машин скорой помощи

Трудно поверить, но конные кареты служили докторам и после войны – до 1947 года. В то время на станции работало три суточных врачебных бригады. 70 лет назад, 7 февраля 1947 года, приказом горздравотдела скорая помощь была выделена в самостоятельную единицу здравоохранения.

…В Чите сохранилось немало старинных домов. Здание под №37, расположенное по улице Сунгарийской (ныне Костюшко-Григоровича), принадлежавшее домовладельцу Сабурову, в 1922 году было конфисковано, оценено в 56 тысяч рублей и объявлено достоянием Дальневосточной Республики.

Сегодня здесь Главное Управление МЧС России по Забайкальскому краю

30 лет этот красивый дом отдавали в аренду разным учреждениям, а в начале 1957 года Читинский городской совет депутатов трудящихся передал его горздраву для размещения скорой помощи и травмпункта. Руководил коллективом тогда Самуил Дехтярь.

В начале шестидесятых годов здесь работало шесть круглосуточных медицинских бригад, а штат составлял 73 человека, в том числе 28 врачей. А в 1965-м станция имела уже специализированные бригады – кардиологическую, педиатрическую, реанимационную, токсикологическую, чтобы в 1982 году переехать в новое здание на улице Нагорная, 100.

Дословно

Николай Коновалов, главный врач ГБУЗ «Станция скорой помощи»:

Сегодня станция скорой помощи - одно из главных звеньев системы здравоохранения, где трудятся опытные и преданные своей профессии медики, ежедневно, в любом месте и в любое время суток, спасающие жизнь сотням людей. В составе службы центральная станция и четыре подстанции. Учреждение располагает 24 бригадами, которые работают круглосуточно, оказывая неотложную медицинскую помощь в полном объеме и в самые ранние сроки. В коллективе более 120 врачей, 200 средних медицинских работников, 15 санитаров и 126 водителей. Ежегодно в Чите мы обслуживаем в среднем свыше 100 тыс. вызовов.

КОММЕНТАРИЕВ: 1
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
  • 797842
    Спасибо за рассказ! Спасибо врачам скорой помощи!!!!
    Ответить
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Бандит увел у хардмота девушку, чтобы сыграть с ней в "монетку"
Культура -
Бандит увел у хардмота девушку, чтобы сыграть с ней в "монетку"

Вернуться в эпоху, где на столе – книга о вкусной и здоровой пище, где под джазовую музыку «отрываются» стиляги, а пионеры всегда готовы, смогли читинцы в минувшую субботу. «Ночь в музее» открыла свои двери для всех тех, у кого Ленин такой молодой, а буги-вуги – под строжайшим запретом.   Полина Харченко, корреспондент: «Ну, вот, последние приготовления закончены – можем отправляться. Куда? В волшебную эпоху СССР. Коммунисты, пионеры, стиляги – все сегодня здесь. Ну что, потанцуем?» Кавалер нашелся сразу. Парень-стиляга, оказалось, неплохо вальсирует. Да и образ подбирал специально, чтобы выделяться.  После медленного танца отправляемся вспоминать пионерскую юность. Кружок оригами – то, что нужно. В руках розоволосой девушки-хиппи – Екатерины буквально оживает бумажный тюльпан. «Вот такой прекрасный получился тюльпан у Кати, и вот такой неказистый у меня, но это все, я думаю, поправимо. Спасибо большое». Сразу после играем в домино, хотя победить единственного представителя сильного пола не может никто. На шашки и бинго уже нет времени –танцплощадка вновь оживает под звуки любимых советских песен. На это раз танцевать зовет персонаж, которых во времена Советского союза боялись, пожалуй, все.  « Я – хардмод. Это накладывает небольшую специфику. Я могу кому-нибудь ногу сломать, например, могу руку, вторую руку, ногу. Мало того, могу даже вторую ногу сломать». Не боялись этих парней, пожалуй, только бандиты. Таким ничего не стоит украсть девушку у партнера, чтобы сыграть с ней в «монетки». «- Играем в «монетки». Определяем, кто ходит – подкидываем монету. Орел или решка? - Решка. - Решка – вы выигрываете. Кидаете в стену, чтобы не дальше вот этого промежутка отскочила монета».     Кидаю, а бандит должен попасть своей монетой, по уже той, что лежит на земле. После нескольких попыток он признает поражение. Окрыленная победой, вижу на асфальте классики. Ну как не попрыгать? « Кто сказал, что стиляги не прыгают в «классики»? Все любят вспоминать детство». Уже на обратном пути заходим в знаменитое фотоателье «Космос», которое облюбовали яркие и шумные стиляги. «Мы любим буги-вуги!» Всему хорошему приходит конец, вот и эта «Ночь в музее» завершилась. Но уже ровно через  год Краеведческий музей вновь откроет свои двери и позволит всем желающим погрузиться в новую захватывающую эпоху. Полина Харченко, Николай Шунков