Спасти рядового землянина

Общество, 15:05, 21 апреля
Спасти рядового землянина
Фото: umeivse.ru

На планете от инсульта каждый год умирают около 6 миллионов человек. Впереди только ишемическая болезнь сердца, а позади – онкология. При этом все знают про коварство и тяжесть лечения рака, но не принимают всерьез мозговые катастрофы. И совсем напрасно. По данным Национального регистра инсульта, 31% людей, перенесших эту болезнь, нуждаются в посторонней помощи; 20% не могут самостоятельно ходить и лишь 8% выживших возвращаются к прежней работе. От этой болезни в России умирает самое большое количество людей – 175 на каждые 100 тысяч человек. При этом ежегодно в России мозговую катастрофу переживают до полумиллиона человек, из которых половина умирает, а свыше 90% становятся инвалидами.

- Мне сложно понять менталитет наших граждан, - говорит Оксана Давлетшина, заведующая неврологическим отделением для больных с острым нарушением мозгового кровообращения Регионального сосудистого центра Краевой клинической больницы. – Они до последнего надеются на авось. Ну, повисла рука, ну и что? А потом поступают к нам в отделение с инсультом, когда прошло уже более суток и надежд на полное восстановление практически не осталось.

При таком виде мозговых нарушений «терапевтическое окно», когда медицинская помощь может оказать самое активное воздействие, составляет три часа. Именно в это время возможно использование новой методики – тромболизис, когда при помощи препарата разбиваются тромбы, закупоривающие сосуды головного мозга. Этот способ возможен только при ишемическом инсульте, при геморрагическом тромболизис противопоказан.

Использование тромболизиса позволяет растворить тромб и тем самым снизить или вообще убрать негативные последствия сдавливания окружающих тканей мозга. И больной уходит из стационара на своих ногах, совершенно не почувствовав на себе обычных последствий инсультов, когда люди теряют возможность вести обычный образ жизни. Сроки лечения также сокращаются. Если при обычном лечении мозговой катастрофы больной в стационаре лежит три недели и больше, то после проведения тромболизиса этот период сокращается до двух недель.

К сожалению, медицинская неграмотность населения и повсеместное кивание на «авось» приводит к тому, что подавляющая часть обращается за помощью спустя сутки после начала инсульта. И такое позднее обращение естественно сказывается и на результатах – высокая смертность, большой процент инвалидизации, долгий период реабилитации.  

Не так давно в отделение поступил больной, артериальное давление которого составляло 300/180 ед. Человек находится без сознания и на аппаратном дыхании. Мужчине всего 59 лет. Несмотря на высокое давление, он пренебрегал регулярно принимать гипотензивные препараты. Как результат – инсульт.

Региональный сосудистый центр, действующий на базе Краевой клинической больницы, был открыт четыре года назад. В центре оказывается вся специализированная помощь при острых нарушениях мозгового кровообращения, с сердечными заболеваниями и с острым коронарным синдромом. Вместе с РСЦ в работу были запущены три первичных сосудистых отделения: в ГУЗ «ГКБ№1» Читы, в Краснокаменске и в п. Первомайский, которые также ориентированы на эти виды болезней. Больные с подозрением на инсульты и инфаркты доставляются сюда, минуя приемный покой, что обеспечивает возможность быстрейшего оказания медицинской помощи.

В первую очередь при помощи КТ или МРТ устанавливается вид инсульта – геморрагический или ишемический. Это и определяет дальнейшую тактику лечения пациента. Если  диагноз ишемического инсульта верифицирован и нет противопоказаний к проведению тромболитической терапии, пациент направляется в отделение реанимации, где начинают проводить тромболизис. Однако позднее обращение пресекает возможность использовать этот метод. К примеру, в отделение в феврале поступили 68 человек. Из них в первые три часа – всего 16. А тромболизис был проведен только одному. У остальных были выявлены противопоказания. То есть, только одному из этого числа удалось избежать участи быть инвалидом. А если бы обращались больше?

К сожалению, данные статистики свидетельствуют, что в 2016 году тромболизис был проведен только 11, а с января этого года – 3. То есть, в среднем из 70-80 пациентов, которые поступают в отделение в месяц, только одному удаётся получить шанс перенести катастрофу с меньшими для себя потерями.

А что же делать тем, кто не смог избежать этой участи?

Для них в отделении разработана целая программа реабилитации. А вообще, работа в отделении – это кардинально другое, чем то, как прежде лечились пациенты с инсультом. Они лежали в общей неврологии и с ними занимался только один врач-невролог с весьма скудным реестром возможностей. А сегодня с каждым таким больным трудится целая мультидисциплинарная бригада, состоящая из врачей и специалистов: ангионеврологи, кардиологи, физиотерапевты, инструкторы ЛФК, массажисты, медицинский психолог, логопед и эрготерапевт. И пациенту, пережившему мозговую катастрофу, проводится не только лечение, но и полноценная реабилитация, включающая в себя комплекс самых широких мер.

В отделении есть два специальных кабинета – бытовой реабилитации и эрготерапии и социальной реабилитации, кроме этого два зала с тренажерами для лечебной физкультуры.

Эрготерапия – новое направление в реабилитации таких больных, однако она все больше получает распространение в виду своей хорошей эффективности. Этот вид терапии направлен на восстановление двигательных функций, на развитие мелкой моторики, что в итоге помогает человеку максимально достичь самостоятельности и независимости в быту. В этом кабинете сплошь поделки и картины. Словно в детском саду или в начальной школе. И только приглядевшись, понимаешь, что вот этот манекен не просто игрушка, а своеобразный тренажер с замочками, пуговичками, вязочками. Так больные заново учатся справляться с самыми элементарными навыками одевания.

Человеку, перенесшему инсульт, приходится всему учиться заново – ходить, двигаться, принимать пищу, говорить. Даже простое движение по перекладыванию бусинок из одной ячейки в другую для него сложнейшее испытание.

В комнате бытовой реабилитации пациент учится самым простым навыкам по обслуживанию себя – налить воду, нарезать хлеб, взять ложку. Для этого комната бытовой реабилитации оснащена самыми необходимыми предметами. Так здесь появились столовые приборы с ремешками для лучшего их захвата. И больному уже не нужно мучиться, сгибая непослушные пальцы, а достаточно закинуть ремешок на кисть руки.

Есть здесь и стенд, который сделала сама заведующая отделением. Открыть щеколду, повернуть ключ в замке, взять щетку и почистить одежду.

- Представляете, сумасшедшую заведующую, которая в своем кабинете, шуруповертом все это прикручивала. – Показывая на стенд, говорит Оксана Валерьевна. - А я скажу, не сумасшедшая, а просто одна из тысяч фанатов в белых халатах.

Эльвира Паламова

СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Бандит увел у хардмота девушку, чтобы сыграть с ней в "монетку"
Культура -
Бандит увел у хардмота девушку, чтобы сыграть с ней в "монетку"

Вернуться в эпоху, где на столе – книга о вкусной и здоровой пище, где под джазовую музыку «отрываются» стиляги, а пионеры всегда готовы, смогли читинцы в минувшую субботу. «Ночь в музее» открыла свои двери для всех тех, у кого Ленин такой молодой, а буги-вуги – под строжайшим запретом.   Полина Харченко, корреспондент: «Ну, вот, последние приготовления закончены – можем отправляться. Куда? В волшебную эпоху СССР. Коммунисты, пионеры, стиляги – все сегодня здесь. Ну что, потанцуем?» Кавалер нашелся сразу. Парень-стиляга, оказалось, неплохо вальсирует. Да и образ подбирал специально, чтобы выделяться.  После медленного танца отправляемся вспоминать пионерскую юность. Кружок оригами – то, что нужно. В руках розоволосой девушки-хиппи – Екатерины буквально оживает бумажный тюльпан. «Вот такой прекрасный получился тюльпан у Кати, и вот такой неказистый у меня, но это все, я думаю, поправимо. Спасибо большое». Сразу после играем в домино, хотя победить единственного представителя сильного пола не может никто. На шашки и бинго уже нет времени –танцплощадка вновь оживает под звуки любимых советских песен. На это раз танцевать зовет персонаж, которых во времена Советского союза боялись, пожалуй, все.  « Я – хардмод. Это накладывает небольшую специфику. Я могу кому-нибудь ногу сломать, например, могу руку, вторую руку, ногу. Мало того, могу даже вторую ногу сломать». Не боялись этих парней, пожалуй, только бандиты. Таким ничего не стоит украсть девушку у партнера, чтобы сыграть с ней в «монетки». «- Играем в «монетки». Определяем, кто ходит – подкидываем монету. Орел или решка? - Решка. - Решка – вы выигрываете. Кидаете в стену, чтобы не дальше вот этого промежутка отскочила монета».     Кидаю, а бандит должен попасть своей монетой, по уже той, что лежит на земле. После нескольких попыток он признает поражение. Окрыленная победой, вижу на асфальте классики. Ну как не попрыгать? « Кто сказал, что стиляги не прыгают в «классики»? Все любят вспоминать детство». Уже на обратном пути заходим в знаменитое фотоателье «Космос», которое облюбовали яркие и шумные стиляги. «Мы любим буги-вуги!» Всему хорошему приходит конец, вот и эта «Ночь в музее» завершилась. Но уже ровно через  год Краеведческий музей вновь откроет свои двери и позволит всем желающим погрузиться в новую захватывающую эпоху. Полина Харченко, Николай Шунков