Чтобы бани задышали

Общество, 11:53, 20 марта
Чтобы бани задышали

Общественные бани сегодня, несмотря на появление в Чите большого количества благоустроенного жилья, продолжают пользоваться спросом у части горожан, для которых постоянные визиты в баньку, да с веничком, стали своего рода традицией. Все муниципальные бани в краевом центре входят в состав «Банно-прачечного треста», возглавляемого депутатом гордумы Александром Катушевым. Накануне празднования Дня работников ЖКХ вместе с Александром Николаевичем мы прошлись по объектам треста, чтобы убедиться, что работа там, в прямом и переносном смысле, кипит. Но, тем не менее, многое уже пора менять. Как именно? У директора предприятия ответы есть.

- Вы возглавили «Банно-прачечный трест» чуть меньше года назад. С какими трудности столкнулись в работе в первую очередь?

- Мы - муниципальное предприятие и действуем исключительно в рамках закона. Цены, по которым мы предоставляем услуги,  устанавливает Региональная служба по тарифам: 175 рублей – общий билет, 40 рублей – льготный - это дети, пенсионеры, причём последних большинство, себестоимость же помыва в свою очередь куда выше. Так сложилось, что наших собственных доходов хватает примерно на половину расходов, которые несёт трест. Остальное – так называемые выпадающие доходы – возмещает город. Если посмотреть правде в глаза денег хватает только-только, чтобы предприятие существовало, а вот с модернизацией уже сложнее. Дотация из бюджета целевая, идёт на погашение расходных статей – выплату зарплат, на коммунальные платежи, электричество, тепло, да и собственные доходы  уходят на это же.

- Если увеличить собственную прибыль, возможностей для манёвра будет больше?

- Безусловно. Только представьте, у нас работают семь общественных бань – три в центре Читы и четыре в отдалённых районах. В год у нас моется свыше 200 тысяч человек. В месяц через каждую баню в Центральном районе проходит по 6-8 тысяч человек. Идёт износ и без того не нового оборудования, инвентаря, да и всей материально-технической базы. На практике, не ко всем относится, но есть и такие посетители, которые оплатив один час, пребывают в бане три, а иногда и по пять часов. В этом, конечно, есть и наша вина, не было четкой системы контроля, согласитесь сложно женщине-банщице гонять мужиков за то, что те занимают место дольше чем следует, и такое положение дел складывалось годами. Люди уже привыкли посещать баню не спеша, и в свое удовольствие. Между тем расход воды, электричества, тепла и прочего, всегда превышает купленный билет в разы. И, как правило, общественные бани работают в убыток. Для того, чтобы у предприятия появились дополнительные финансовые возможности, необходимо перестроиться, наладить контроль посещения.

- Как можно изменить то, что устаивалось годами?

- Конечно, наши потребители по сути своей консерваторы, и скорее всего, будут принимать вносимые изменения агрессивно. Но эти решения назрели уже давно и усиление контроля приведёт к оптимизации расходной части. По сути, человек должен получать то, за что и заплатил. Это нормально. В основу нововведений хочется обратить свой взор на опыт других городов, где я вам скажу, тарифы на банные услуги не в пример выше наших, но речь идет не о ценах. Я побывал с рабочей поездкой в Новосибирске - там уже долгое время работает система сеансов, где люди, чтобы помыться, оплачивают час или полтора. Работа построена таким образом: первый сеанс начинается с 11.00, а уже в 12.30 все посетители чистые и довольные освобождают помывочные отделения для того, чтобы там производилась уборка. На уборку отводится 30 минут, следом наступает второй сеанс. И так далее. Во-первых, это даёт чёткий контроль за посещением, во-вторых, появляется возможность чаще и качественнее убираться в отделениях, что позволяет нам улучшить санитарное состояние. Причём на этом настаивает и Роспотребнадзор края, сотрудники которого не так давно проводили у нас проверку.

- Мы были в нескольких банях, и невооружённым взглядом видно, что нужно поменять в первую очередь. Например, замки на шкафчиках в раздевалках?

- Вообще было бы идеально поменять существующие шкафчики на более комфортные современные кабинки, которые оснащены электронными замками, что позволит нашим посетителям меньше беспокоиться о своих вещах. И мы это обязательно когда-нибудь сделаем. Планов, на самом деле, много – на ближайшую перспективу и на более отдалённую. Например, в краткосрочных планах стоит замена оборудования по нагреву парильных помещений. Возьмем баню №3. Сейчас каждую парильную нагревает 5 тэнов, каждый из них мощностью в 10 киловатт. На разогрев бани уходит 5-6 часов. Задумайтесь, какие огромные затраты необходимы только на электроэнергию. Пора переходить на более экономичное оборудование. Очень важно также оптимизировать уже действующие помещения и включить в работу простаивающие площади. Например, увеличить индивидуальные душевые кабинки. Поставить больше столиков для отдыха. Внести услугу «крепкий чай», где после бани каждый сможет испить горячий напиток с чабрецом или мятой.    

- Перспектива вырисовывается увлекательная, но вы не боитесь, что с ростом собственных доходов город сократит вам дотацию?

- А разве это плохо? Наоборот, задача руководителя увеличить доход предприятия, тем самым снизив нагрузку с бюджета. На самоокупаемость мы вряд ли конечно выйдем, но добиваться увеличения доходов необходимо всегда. А если мы сэкономим бюджетные средства, то высвободившиеся деньги пойдут на другие социально-значимые нужды. Свои же доходы мы сможем затратить на изменения в материально-техническом плане. Главное, мы должны стремиться не к поддержанию деятельности на уровне таком, какой он сейчас есть, а к улучшению предоставляемых услуг. Так, недавно я вынужден был закрыть женское отделение в бане №2, так как помещение было признано аварийным. Подпорные балки, которые держат плиты перекрытия, давно проржавели и их даже повело. Стены от влаги стали разрушаться и со стороны улицы Петровской вот-вот произойдет обрушение, как несколько лет назад обвалилась стена с улицы Полины Осипенко. По результатам экспертизы зданию необходим капремонт, который наше предприятие просто не в силах произвести. Это вызвало немедленную реакцию со стороны местных жителей, но я не могу рисковать здоровьем горожан. Так вот, чтобы такие ситуации не повторялись, нам и необходимы собственные средства.

- У треста, что следует из названия, ещё есть и своя прачечная. Она не приносит дохода?

- В прачечной точно такие же проблемы, как и в банях – устаревшее оборудование, установленное ещё в советское время. Часть стиральных машин у нас и вовсе работает по старинным технологиям – на паре, который поступает из местной котельной. Этот объект несёт колоссальные затраты за счёт расходования одного только угля. Я уже встречался со специалистами, и при любых вариантах установки нового оборудования расходы на котельную можно сократить в несколько раз. То же самое касается и стиральных машин. Даже если вложить в их обновление около 2,5 миллиона рублей, эффект будет совершенно иной. Мы сможем снизить себестоимость стирки белья и быть конкурентоспособными.

- Сейчас таковыми быть не удаётся?

- Для сравнения: ещё 10 лет назад, когда прачечная обслуживала силовые ведомства, больницы, образовательные учреждения, в этих стенах в месяц стирали свыше 20 тонн белья. Сейчас около 5 тонн. Пик падения спроса пришёлся на 2014 год – время принятия закона о госзакупках. Электронная площадка едина, выиграть заказ стало возможно только через аукцион. И в тот момент у «Банно-прачечного треста» были сложности как со специалистом по закупкам, так и с предоставлением того уровня постирочных работ, который дают другие предприятия-конкуренты.

- Город дополнительных денег на переоснащение прачечной не даст, а вы кредит на эти цели брать не пробовали?

- Пробовал, но банки опасаются, ссылаясь на то, что мы дотационное предприятие, а бюджет сегодня нестабилен. Вот и выходит, что одно за другое у нас цепляется, ведь если удастся ввести новую систему в банях, мобилизовать доходы и получить дополнительную прибыль, то мы сможем тратиться на модернизацию, а затем с новыми силами выходить на рынок. Всё это реально. Главное, чтобы горожане к этому относились с пониманием. За долгие годы проблем накопилось немало, и решить их быстро не удастся, но мы готовы работать, и не будем отчаиваться.

- Александр Николаевич, поздравляем вас и ваш коллектив с праздником, желаем чтобы ваши планы и начинания сбылись!

- Спасибо, будем стараться.

На правах рекламы

СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Обманутые дольщики "воюют" с автостоянкой за землю
Общество -
Обманутые дольщики "воюют" с автостоянкой за землю

У читинских обманутых дольщиков забрезжила надежда обрести, наконец, долгожданные квартиры, когда летом прошлого года губернатор Наталья Жданова выделила под строительство дома участок в микрорайоне Северный. Казалось бы – есть земля, есть застройщик, готовый приступить к работе, но злоключения обездоленных читинцев не закончились. Место под дом заняла частная автостоянка, хозяина которой никто не может найти. Детский сад, школа, рядом магазины и остановки общественного транспорта. Место для возведения дома для обманутых дольщиков – самое что ни на есть удачное. Вот только территория оказалась занятой. Причем, произошло это в обход распоряжения губернатора Натальи Ждановой, которая распорядилась передать участок под застройку дома. Однако здесь, вот уже несколько лет находится, автостоянка, и уходить с насиженного места владельцы не спешат.   Марина Зайцева, глава инициативной группы обманутых дольщиков: «Эта постройка самовольная. Она нигде не зарегистрирована, права собственности нет. Земля принадлежит государству, государство передало застройщику. Даже договора арендных отношений нет ни с кем. Ни чеки не выдают, деньги нигде не учтены. Отдаешь 150 рублей в боксы. По нашим грубым подсчетам, в месяц получается 500 тысяч рублей нигде не учтенных денег».   При этом, хозяйка автостоянки не является на судебные заседания, ссылаясь на то, что имущество это она уже перепродала третьим лицам. А судебный пристав, которая обязана была провести работы по освобождению участка, никаких мер по возвращению земли государству, видимо, не принял.   Марина Зайцева, глава инициативной группы обманутых дольщиков: «Поэтому мы в налоговую инспекцию еще обратились, чтобы камеральную проверку провели. Поэтому мы 30-го числа пойдем к главному судебному приставу, пойдем на прием к прокурору края по данному вопросу. И может они нас услышат»   А пока владелец автостоянки тянет время, не являясь на судебные разбирательства, застройщик не может приступить даже к подготовительным этапам возведения дома для дольщиков.   Сергей Филонич, застройщик: «Мы сегодня даже не можем выполнить проектные работы и пройти экспертизу, пока не решен вопрос со строительным участком. Мы должны зайти на территорию автостоянки, сделать геологические изыскания. Пока существует стоянка, мы не можем этого сделать»   И пока машины стоят в уютных боксах, 30 человек вот уже 10 лет не могут получить свои квартиры.   Артём Кондратьев, Николай Шунков

В Забайкалье негде «хоронить» мусор
Общество -
В Забайкалье негде «хоронить» мусор

В 2017-м, году экологии в России, Забайкалье столкнулось с огромной проблемой. Из-за изменений в законодательстве, по-старому хранить отходы уже нельзя, а для постройки отвечающих всем новым требованиям полигонов одной территориальной схемы недостаточно. «Мусорная проблема» уже неоднократно обсуждалась на разных уровнях, и стала поводом для митингов недовольных забайкальцев. К вопросу подключились и активисты регионального штаба ОНФ. По плану регионального минприроды, к 2026 году в Забайкалье должно появиться 35 мусоросортировочных станций, 29 площадок для временного размещения Твердых Ккоммунальных Отходов и 7 полигонов для их захоронения. Первый из них должны построить рядом с Атамановкой. Участок этот подбирали по требованиям нового законодательства. Учли все, кроме мнения самих жителей. За месяц против строительства полигона оставили подписи почти 4 тысячи человек – это больше половины населения пригородного посёлка Жители Атамановки: «Это же нас касается, наших детей. Наше будущее тут, внуки. Дом тут у меня, квартира. Как же я буду жить тут, в этой помойке?»  «Сейчас если весь город сюда будет возить, это же вообще невозможно!». То, что полигон предполагает сортировку и обеззараживание мусора, людей волнует мало. В захоронение отходов по правилам они не верят – сказывается опыт прошлых лет, когда зловонный дым от горящих отходов накрывал даже Читу. Сейчас, по мнению Роспотребнадзора, со сменой организации, которая обслуживает свалку, ситуация улучшилась. Однако люди по-прежнему переживают за экологическую обстановку. Андрей ХАРИН, сопредседатель регионального штаба ОНФ:  «Люди говорят и о качестве воды в Атамановке. Оно ухудшается из года в год. Потому что тот водозабор, который находится выше поселка Атамановка, он проходит именно в том месте, где расположена и старая свалка, и в будущем – полигон». Специалисты также обращают внимание на то, что многие не захотят платить деньги за сдачу мусора. И будут наполнять им окрестный лес. Андрей ХАРИН, сопредседатель регионального штаба ОНФ:  «Уже несколько раз мы указывали на то, что полигоны в лесной зоне неэффективны. Потому что на сегодняшний день подъезды из леса, они могут быть отовсюду. То есть кто-то доехал, кто-то не доехал». Против полигона людей настроило и то, что там будут принимать мусор из Читы, Читинского и Карымского районов. Примерные объемы отходов, которые повезут к ним, жители Атамановки оценили после закрытия свалки в Ивановке.  Сергей ФЕСЮК, зам.главы Читинского района:  «Проблема возникла, я считаю, из-за этих непродуманных действий, которые возникли с закрытием ивановской свалки. Они, конечно, спровоцировали эту волну общественности. Ну кому захочется иметь рядом с собой такую свалку, как ивановская?». Сейчас, после нескольких недель простоя, свалка в Ивановке вновь заработала. Удалось найти лазейку в законе, и использовать ее как площадку для временного хранения отходов. В идеале, и будущий полигон можно было бы построить там. Антон ПОНОМАРЕНКО, генеральный директор ОАО «Забайкалспецтранс»:  «Сколько писем было написано администрации города, Анатолию Дмитривичу, что эту проблему надо решать. Проблема простая – никто в 61-ом году не изменил расстояний – 11 километров. В ГРОРО не внесли, не получили лицензию, остановились». Перевести пути отходов по направлению в Ивановку мешает близость аэродромов. Расстояние до них должно составлять не менее 15 километров. Да и в целом, критериев для выбора места расположения полигона – множество. Так что альтернативу найти будет непросто. Тем более что районы своих вариантов региональному минприроды не предлагали. В любом случае, дни забайкальских свалок в их нынешнем виде сочтены. Сейчас и инвесторы, и чиновники ждут завершения целого ряда экспертиз по участку в Атамановке. Однако если людей не переубедят, то никакого полигона вблизи поселка, скорее всего, не появится. И куда через год отправится забайкальский мусор, на полигоны, в другие регионы, или в ближайший лес пока не берется предсказать никто. Алена Ведерникова, Максим Лобачев